Рецензия на книгу «Бал был бел» в омской газете «Коммерческие вести»

Если в зону придет демократия
Сколько веры, столько и карьеры на святой чиновничьей Руси

Евгений ЛУКИН. Бал был бел. М.: БастианBooks, 2012 год.  —  292 стр.

Евгений ЛУКИН самый награждаемый писатель-фантаст России  —  четырехкратный победитель всероссийской премии «Великое кольцо», итоги которого подводились в Омске более 20 лет назад, пятикратный победитель премии Бориса СТРУГАЦКОГО «Бронзовая улитка», 16-кратный победитель «Интерпресскона» и так далее, и тому подобное. Второго такого «иконостаса» нет ни у кого в России. Только что  —  30 марта года текущего  —  Евгений получил еще одну премию  —  «Золотой Роскон» за повесть «Педагогическая поэма второго порядка». Две едкие остроумные и просто умные книги ЛУКИНА уже аннотировались на страницах «Коммерческих вестей» (см. «КВ» от 17 августа 2011 года и от 18 июля 2012-го). Однако кроме фантастических произведений он пишет еще стихи, некоторые из которых поет под гитару. И даже за иронические свои стихи тоже успел статьлауреатом премии «Золотой теленок» «Клуба 12 стульев» «Литературной газеты». «Бал был бел»  —  четвертый поэтический сборник. Все предыдущие выходили маленькими тиражами в Волгограде и Санкт-Петербурге.

ЛУКИН ехиден и приметлив: «Был народ потому/ образцом морали,/ что тираны ему/ воли не давали./ Эка прорва охран!/ Я ж себе не ворог.../ Тем и дорог тиран,/ тем-то он и дорог»—  в нескольких строчках все сказано об истоках всех последних дискуссий о личности генсека СТАЛИНА. В стихах Евгений пишет о себе и о мире, ставит вопросы бытия и творчества ребром: «Помню: книжки рубили -/ аж плахи трещали./ Это кем же мы были,/ если нас запрещали?/ Уличали. Свистали./ Политику шили./ Это кем же мы стали,/ если нас разрешили?». Это о себе: в советские годы ЛУКИНУ и в самом деле шили политику за фантастику, которую он писал. Сейчас его фантастические повести и рассказы издают многотысячными тиражами. Интеллигенция по-прежнему читает, но широким массам он вряд ли понятен. Лирический его герой  —  интеллигент, который морально противостоял той жизни и той идеологии, но, оказавшись здесь, обнаруживает себя невостребованным: «В соседней камере спроси/ иль у ОМОНов:/ писатель, скажут, на Руси -/ один Лимонов./ У остальных и стиль, и прыть,/ и морды глаже,/ но как-то не за что закрыть -/ не за слова же!»

Комментарии

Сообщения не найдены

Новое сообщение