«Без индекса». Диана Коденко

Диана Коденко известна в первую очередь как автор-исполнитель. Однако — нечастый случай среди бардов — её стихи совершенно органично воспринимаются не только на слух, но и на бумаге. Даже в отрыве от музыки, от энергетики и обаяния авторского исполнения в них продолжают звучать мелодия и ритм, остаётся восхитительная игра созвучий. Но при этом (таково свойство бумажной книги!) возникает ещё большая, чем со сцены, обращённость к читателю.

А это очень важно, потому что один из главных талантов Дианы как поэта — способность сопереживать. Она умеет видеть в каждой сложной ситуации, в каждом сюжете прежде всего не образы и символы, а настоящих, живых, чувствующих людей, понимать и принимать их. «Ты же видишь — я чувствую боль твою» — едва ли не кредо. Во всяком случае, очень откровенное и честное признание.

Если вы уже слышали песни Дианы — познакомьтесь с ними заново. Если нет — просто познакомьтесь с ними. Сначала в этой книге, а после, может быть, и в зрительном зале.

299.00 Р
PS00004
Есть
+
Отложить

Диана Коденко. «Без индекса» (книга стихов)

«Без индекса» — первая книга стихов поэта и барда Дианы Коденко. Диана лишь отчасти сохраняет традиции авторской песни: её тексты — это в первую очередь сильные и самодостаточные стихи. Каких бы тем ни касалась Диана, в любом сюжете она видит прежде всего живых, чувствующих людей — и сопереживает им с искренностью настоящего поэта.

М.: БастианBooks, 2012. — 196 с.: ил.
ISBN 978-966-492-322-1

Переплет твёрдый.

Тексты приводятся в авторской редакции.
Художник Евгения Шестова.
 

Редактор Лин Лобарёв.
Обложка Евгении Шестовой, Дарьи Алабышевой.
Иллюстрации Евгении Шестовой.
Корректор Алия Зубаирова.
Вёрстка Алёны Митюшовой.

Подписано в печать 25.07.2012. Формат 84×90 1/32

Гарнитура «Журнальная». Усл. печ. л. 8,57. Уч.-изд. л. 5,4.
Отпечатано с готового оригинал-макета по технологии Print-on-Demand.

На 1 октября 2014 года тираж составляет 150 экземпляров.

Как всегда в книгах нашего издательства, каждый экземпляр пронумерован вручную.

С удовольствием прочитала эту книгу. Она показалась мне немного грустной, но очень искренней. Вроде длинного разговора заполночь, который хочется продолжать и продолжать, хотя, казалось бы, и спать пора, и ночь вот-вот кончится. Просто потому, что большей близости души к душе достичь трудно.
Один из лучших авторов в эти тридцать лет.
Написать отзыв

Избранные тексты из книги Дианы Коденко «Без индекса»


 

СЛОВО О ПОЛКУ

О, русская земля, за шеломянем еси!
С холмов-то видно лучше — только жутко глядеть.
Сбывается однажды то, о чём не просил,
О чём не заикался никогда и нигде,

О чём — ни слова матери, ни стона жене...
Здесь что угодно примется, хоть камни сажай.
Ты зубы-то драконьи разбросал по стерне?
Теперь вот, княже, время собирать урожай.

Теперь хоть отрекайся, хоть молитвы твори —
Мы все поляжем здесь, да только нам поделом.
Зегзица-пустота омоет раны твои,
Глаза твои закроет невозможным крылом.

И солнце потускнеет и пойдёт колесом,
И горизонт свернётся, как в моток бечева,
И страшные колосья с человечьим лицом
От почвы оторвутся и уйдут кочевать.

И всё давно известно — будет пепел и дым...
Зачем же, улыбаясь, чтобы не закричать,
Седая Ярославна над Путивлем седым
Всё держит это небо на согбенных плечах?..

 

*  *  *

...И степь меня настигла. И тогда
Я больше не могла пошевелиться.
И сквозь меня раскосая орда
Текла по направленью к городам,
И сквозь моё лицо чужие лица,
Казалось, проступали без труда.

И сквозь меня — стояла пыль стеной
И пахла чабрецом или полынью
И только после — кровью и войной,
Железом, потом, смертной пеленой.
И сквозь меня — и навсегда отныне —
Смотрела степь. И становилась мной.

Я видела оскаленные рты,
И лошадей, хрипящих под хлыстами,
И руки, заносящие хлысты...
И я степи сказала: «Это ты!
Оставь меня. Пусть этого не станет».
Но степь в ответ сказала: «Это — ты».

И всё слилось — безвременье и страх,
Клинки, кольчуги, стрелы, копья, плети.
И тишина, бесцветна и остра,
Надвинулась, и в отблеске костра
Метнулась тень моих тысячелетий.
И степь сказала мне: «Прости, сестра».

...Дрожащими губами — полглотка.
На пение гортанное хромаю.
Но степь длинна, и память коротка.
...Как эта называется река?
Я говорю, но слов не понимаю.
Я этого не знаю языка.

 

*  *  *

                     А.Я.

...И сон болезненно навязчив,
И тяжек бред.
И город, как почтовый ящик,
Где писем нет.
И пусто... Даже слишком пусто.
И даль кровит
От обложного лилипутства
Чужой любви.

А век раскроен по лекалам...
Не лги, истец!
Я от тебя не отрекалась,
Я не из тех.
Совета ждёт или ответа —
Тебе решать —
Не заслонённая от ветра
Твоя душа.

И так знобит, что зябь по коже
От стона стен.
И на окне пророчит кошка
Приход гостей...
И жизни наши параллельны,
Как никогда...
И между нами — рельсы, рельсы...
И провода...

 

*  *  *

...Итак, в начале мира были шумеры,
А после — аккадцы, хетты и ассирийцы.
А дальше — такая бездна времени прошумела,
Что мы, раздумывающие, где бы нам поселиться,
Никак не могли найти достойного места —
Ведь в наших краях ни Тигра нет, ни Евфрата.
И гул цивилизаций сужался до тихой фразы,
До понимания с полувзгляда и полужеста.
И вся история — со всеми её витками,
Со всеми её богами и спазмами революций —
Текла сквозь пальцы водой под лежачий камень,
И дальше — из горькой чаши — чаем на блюдце.
Душа обрастала усталостью, всяким вздором,
И мы наконец осели в седой столице,
Где бог — один. Но если ему и молиться,
То только молча, и только за тех, кто дорог.
Вот так и жили. Ходили по улицам занесённым
И знали, что этот воздух не по плечу ихтиандрам,
Что жизнь, поставленная неведомым режиссёром,
Сведётся в конце концов к анатомическому театру.
И нам, виновато отчаянным, бесполезным,
За то, что мы так похожи, платить сверх меры...
Ты помнишь? В начале мира были шумеры...
А после — аккадцы... А дальше — такая бездна...

 

*  *  *

Вот и прошло... Вот и оплавилось...
Что разглядишь в нынешнем гневе-то?
Это вопрос. Я с ним не справилась.
Это ответ. Экая невидаль!

Дремлет алкаш около «Сокола».
Треплет народ сплетни газетные.
Ну, поищи в этом высокое! —
Так ведь найдёшь... И не посетуешь...

Что тебе в них, дурочка, деточка?
Что им в твоей ритмике-тактике?
Это Москва — в линию, в клеточку —
Лупит под дых: вот тебе, так тебе!

С правом судьи, с ликом начальницы,
С вечным своим «Блин, понаехали!».
Будешь, мол, знать, как тут печалиться,
Жизнь отмерять странными вехами...

Только потом — что им останется?
Гам площадей... Небо над крышами...
Я, не родня, я, бесприданница, —
Я вас люблю, слышите? Слышите?..

 

*  *  *

Кто для него пожалел тепла?
Ночь ли холодной такой была?
Шёпот ли бабки всея Руси
Дрогнул на «Господи, упаси»?
Кто от него не отвёл беды?
Вьюга разматывала бинты...

Как же я страшно тогда спала —
В снах этих немощна и стара,
Обескуражена и нема,
Спряталась, выжила из ума,
Выжгла на сердце ошмётки слов:
«Боже, возьми для него тепло!»

Как же наутро мне молодой
Горько дышалось его бедой,
Как же не плакалось тяжело...
«Боже, возьми для него тепло!»
В высохших веках толкалась резь...
«Боже, возьми всё, что только есть!..»

Как же потом, у другой межи,
Осознавая: «Он будет жить!» —
Счастлива, выстужена, пуста,
Я становилась одной из ста,
Тысячи, двух, четырёх, восьми...
Как же ревела я, чёрт возьми...

 

*  *  *
Это птичья боль меня калечит
Мелкими, игрушечными войнами...
Есть в полёте что-то человечье —
Беспокойное.

Жилось и леталось запросто,
И жмурились мы рассеянно.
А ветер тогда дул западный —
Жестокий, как милосердие.
И ветреных мыслей призраки
Врывались к нам в небо душное,
И мы обретали признаки
Умения думать душами.
А люди — пониже ярусом —
Дышали бессильной яростью:
Летать бы нам, людям, по небу —
Ах, сколько б мы в жизни поняли!

Путались народы и наречья,
Рвались ввысь, бездомностью залатаны...
Есть в полёте что-то человечье —
Некрылатое.

Поклясться ли, побожиться ли? —
Да Бога пернатым не дали.
Уж коли мы — небожители,
То разве наш дом — не небо ли?
И стало таким обыденным
Предчувствие исчезания,
Как будто нас всех обидели
И в доме навеки заперли.
Как будто так было издавна —
Тоска, словно нож, заточена.
И так захотелось из дому,
Что крылья закровоточили...

Как усталость села мне на плечи —
Я не помню. Позабылось многое.
Есть в полёте что-то человечье —
Одинокое...

 

*  *  *

Я так и живу — со стрелою под левой лопаткой.
Мешает, конечно, — да мы ко всему привыкаем.
Ступеньки, ступеньки — ступаю по лестнице шаткой.
Я брата ищу, но не помню — он Кай или Каин?

Был сказочник пьяным — поэтому всё перепутал.
Надежда скользила в игле, как продетая нитка.
Все сказки рассказаны. В чём вы меня обвините?
Я так же, как вы, обживаю своё перепутье.

И выбор дороги не станет ни нужным, ни новым.
Решенье задачи до горького смеха простое:
Ведь если он Кай, изо льда уже сложено слово,
А если он Каин, он камень давно заготовил.

Не знаю, не помню — воздастся ль по слабенькой вере?
И если стоишь — значит, просто немногого стоишь.
Но рвётся молитвой надрывная, вечная ересь:
«О Господи правый! Я брату — не сторож, не сторож...»

...Я так и живу — со стрелою...

 

*  *  *

Под обложкой — сотня страниц.
Чем тебе не дело, дружок?
Почитай да посторонись,
Разберёмся, кто здесь чужой.
Много ты напел, дуралей...
Что тебе до наших святынь?
На холодной этой земле
Не растут такие цветы.

Не растут цветы, говорю.
Да и календарь — к январю...

Старая, дурацкая роль.
Зрители давно по местам.
Столько лет ты верил в добро —
Только вот счастливей не стал.
Столько за три моря ходил —
И не разучился прощать...
Тоже мне, Синдбад-Аладдин, —
Или как тебя величать?

Дряхлая принцесса твоя
Улетела в злые края.

Так что — посиди, помолчи.
Хочешь, даже водки налью.
По ночам хмельные врачи
Сумасшедшим песни поют.
Плохонько — зато от души,
Как писали в книжке одной.
Слышишь? Это сердце шуршит
Мышкой в мышеловке грудной.

Выпей-ка, зверёк, молока.
На свободу рано пока...

 

ЗИМНИЙ ВАЛЬС С ЭХОМ

Мы читали стихи сумасшедшей метели —
Те ли?
Мы играли в поставленном ею спектакле —
Так ли?
Мы стояли навытяжку, как на параде —
Ради
Леденящей и полузабытой истомы...
Кто мы?

Нам подносят печаль на серебряном блюде
Люди.
Нам уже не добраться до ломкого края
Рая.
Пошатнётся непрочная эта основа —
Снова
Разговор потеряется в поисках темы...
Где мы?

Боже мой, это всё — к перемене погоды:
Годы...
Остывает калёная в прошлом ограда
Ада...
И едва ли ответить на глупый вопрос так
Просто:
Если это не память врезается в кожу —
Что же?

 

*  *  *

Отрекалась от вины
девица...
Зарекались от войны
молодцы...
Но дорога полотном
стелется,
Да собаки на луну
молятся.

Лютый холод всё дотла
выстудил...
Если пуля не в висок —
мимо ли?
Он, конечно, ожидал
выстрела,
Да вот только не от вас,
милые...

Он, наверно, говорил
спутанно —
Так последний из души
выпал стих.
...Он и дальше смог бы жить
с пулею,
Коль не знал бы, кто её
выпустил.

И не то чтобы его
предали —
Это точно вы теперь
помните...
Но о том, как падал он
медленно,
Как хватал губами снег —
полноте.

Он молчание своё
выстрадал.
Он и веры-то просил —
горсть. Поди —
Он, конечно, ожидал
выстрела,
Ожидал ведь, ожидал,
Господи!

И сказать бы, да сказать
нечего.
И казался он смешным,
заспанным —
Не ответивший на чёт
нечетом,
Заломивший два крыла
за спину...

 

бюбю

  • «Здравствуй, стрела, пролетевшая мимо...» Предисловие Д.Громова и О.Ладыженского (Олди) к книге «Без индекса»

Точность интонации. Безошибочность выбора. Трагичность, не знакомая с отчаянием. Мир преломляется в стихе, и Диана видит нас, здешних, сегодняшних: Гамлетов, не знающих родства, Муромцев, не ведающих пробуждения. Слово становится делом и, как писал Галич, грозит потрясеньем основ. Песня становится словом, ложась на белый лист бумаги, и читатель переживает её заново, под собственную музыку.

Читать полностью >>>

  • Саундтрек к книге «Без индекса»

Многие из стихотворений, вошедших в эту книгу, на самом деле — песни. И если вам захотелось не только прочитать, но и услышать некоторые из них, мы приглашаем вас на страничку саундтрека книги.

Читать полностью >>>

 


Ссылки на сторонние сайты

Страница Дианы Коденко на сайте BARDS.RU   >>>>

Подборка стихов «Лица из прошлого...» в журнале «Крещатик» 2006, №3    >>>>

Песни Дианы Коденко на сайте ololo.fm   >>>>

Стихи в авторском исполнении на сайте ctuxu.ru    >>>>

Страница книги «Без индекса» на сайте LiveLib    >>>>

 

Диана Коденко. Выступление в рамках концерта творческой студии "Полнолуние". Москва, арт-кафе «Дождь мажор», 22 декабря 2010.

 


Буктрейлер к циклу Г.Л.Олди «Бездна Голодных глаз». Поёт Диана Коденко: «Баллада ночного всадника» .

 


Для просмотра рекомендуем перейти в полноэкранный режим (кнопка перехода — на нижней панели).

САУНДТРЕК

Многие из стихотворений, вошедших в эту книгу, на самом деле — песни. И если вам захотелось не только
прочитать, но и услышать некоторые из них, мы приглашаем вас на страничку саундтрека книги.

http://www.bastian-books.ru/diana/soundtrack/

          1. Песня полушёпотом (стр. 118)

          2. Слово о полку (стр. 12)

          3. «Отрекалась от вины девица...» (стр. 153)

          4. «Не смотрите на меня, люди...» (стр. 122)

          5. «Я так и живу...» (стр. 102)

          6. Касыда сомнений (сл. О. Ладыженского)

          7. Зимний вальс с эхом (стр. 150)

          8. «Итак, в начале мира были шумеры...» (стр. 41)

          9. Воспоминание о Херсонесе (стр. 39)

          10. «Перейти через площадь...» (стр. 35)

          11. «Расплатились по полной...» (стр. 165)

          12. «Это птичья боль...» (стр. 99)

          13. «Крови на мне немного...» (стр. 101)

          14. «А во дворе гостили птицы...» (стр. 104)

          15. «Была надежда не ко времени...» (стр. 164)

          16. Восемь женщин (стр. 79)

          17. «От своих я отбилась...» (стр. 149)

          18. «Убивала стих...» (стр. 159)

          19. Одному аргонавту (стр. 97)

          20. Колыбельная (стр. 167)

          21. «Огни вдоль уснувших дорог...» (стр. 116)

В саундтрек включены песни из альбомов «Перейти через площадь» (2002), «Возлесловие» (2003), «История одного города» (2003) и «Ad nomen» (2007).

Вся книга в формате fb2. (kodenko_Bez_indeksa.fb2.zip, 3,088 Kb) [Скачать]